Рим (итал. Roma) — столица Италии, административный центр провинции Рим и области Лацио. Расположен на реке Тибр. Население — 2,8 млн человек.


Рим — один из старейших городов мира, древняя столица Римской империи. Поэтому Рим часто называют «вечным городом». Также Рим называют «городом на семи холмах». Первоначально поселения располагались на холме Палатин, впоследствии были заселены соседние холмы — Капитолий и Квиринал. Несколько позже поселения появились на последних 4 холмах Целий, Авентин, Эсквилин и Виминал.

История

Древний Рим

В истории роста древнего Рима как города можно отметить несколько эпох, соответствующих эпохам территориального и государственного развития римского государства. Первая эпоха обнимает собой жизнь города до укрепления его так называемой Сервиевой стеной и соответствует так называемому царскому периоду истории Рима, вторая заканчивается строительной деятельностью Цезаря и соответствует эпохе постепенного превращения города-государства в империю; третья обнимает время первых императоров до Септимия Севера; четвертая — время до V в. н. э. О численности населения Рима в республиканскую и императорскую эпохи нет точных сведений; Белох определяет население Рима во времена Суллы в 400 тыс., а в II—III вв. н. э. — в 800 тыс. человек.

Царский период

Рим в 753 до н.э

Древнейшие поселения из хижин, относящиеся к культуре железного века, скорее всего появились на месте Рима задолго до восьмого века до н. э. Они выросли на холмах вокруг долины, лежащей у реки Тибр, у места, где когда-то был брод.

Об основании Рима мы знаем только благодаря легендам и гипотезам, частично основанным на аналогиях. По наиболее распространенному ныне преданию, Рим был основан Ромулом 21 апреля 753 г. до н. э.. Как-то раз Ромул и Рем начали спорить на холме Палатин по поводу того, где основать город, и решили использовать гадание по полету птиц. Над Ремом пролетело 6 коршунов, а над Ромулом — 12. Ромул начал делать борозды, а Рем прыгал через них. Ромул заявил, что это святотатство и убил Рема, сказав: «Так будет с каждым, кто перейдет стены моего города». Есть также версия, что Ромул сказал «Границу моего города никто не переступит», а это была всего лишь черта и немного камней. Рем засмеялся и перепрыгнул через черту, после чего был убит братом. Так был основан Рим. Ромул и стал его первым царём. Эту дату приводит историк Марк Теренций Варрон. До него римляне называли различные даты в промежутке между 758 и 728 годами до н. э.

Несомненно, что зерном Рима был Палатинский холм и обе его вершины Палатий и Цермал; к нему ведут как все легенды о начале Р., так и положение холма в центре римской системы холмов и его конфигурация, делавшая его наиболее недоступным. Несомненно, однако, и то, что Рим был не единственной общиной, существовавшей, в отдаленной древности, в пределах нынешнего города. На противоположном Палатину Квиринале издавна жила другая община, может быть другой национальности. Существовали ли отдельные общины и на других холмах — сказать невозможно. Литературное предание сохранило нам, основываясь на религиозных обрядах, сохранившихся от древнейшего времени (в историческое время жреческая коллегия luperci — волчатники — обегала кругом древний палатинский город), точные данные о сакральной границе палатинского города (pomcerium); монументальное предание указывает нам ход действительных укреплений. Сакральная граница шла ad ima montis Palatini (у подножия Палатина). Территория города представлялась римлянам, как и всякий священный участок, квадратом; отсюда имя палатинского города — Roma quadrata; нам известны четыре угла этого квадрата, что позволяет определить и истинную форму первоначального Рима, приближавшуюся, вероятно, более к трапеции, чем к квадрату. По аналогии с другими старолатинскими городами можно думать, что укрепления города шли поверх холма и состояли отчасти из искусственных сооружений (возможно вала). В иных местах работа фортификации ограничивалась обтесыванием и без того крутых склонов. Эти укрепления сохранились, в больших кусках, и до нашего времени. Так называемые fondi di capanne — углубления в почве, на которых стояли круглые мазанки древних латинов, и надгробные урны, имитирующие эти мазанки, с их широкими дверьми и конической крышей, — дают нам представление о тех жилищах, которые покрывали плато Палатина. Ту же форму имели, вероятно, и святилища, как показывают позднейшие круглые храмы старолатинских божеств и жилища верховного жреца и царя. Воспоминание об этом сохранилось в реликвиях позднего происхождения, каковы шалаш Фаустула (tugurium Faustuli) и дом Ромула (casa Romuli), сохранявшиеся до IV веке н. э. Возможно, что наряду с круглыми мазанками на Палатине рано стали строить и четырехугольные жилища. Может быть, уже палатинский город связан был с противоположным берегом Тибра деревянным мостом, выстроенным еще тогда, когда ни железные, ни бронзовые гвозди не были в употреблении (поздн. pons Sublicius). В связи с палатинским городом стояли, вероятно, и две древнейшие дороги (viae), позднее улицы: новая и священная (nova, sacra); но ни их отношение к городу, ни их связь между собой до сих пор еще не ясны. Среди позднейших укреплений сохранились, вероятно, старые ворота города (porta Mugonia, porta Romanula). Долго ли существовала небольшая палатинская община в своем первоначальном объеме, мы не знаем.

В следующей стадии развития укрепленный город сильно разросся и охватил собой уже 7 холмов — Septimontium, — частью окруженных земляным валом (murus terreus). О существовании этой стадии свидетельствуют опять-таки религиозные обряды, в которых 7 гор являются одним целым. Только эти 7 холмов — отнюдь не всем нам знакомые 7 холмов Р., а более мелкие деления, а именно, по свидетельству Антистия Лабеона — Палатий с Цермалом (две вершины Палатинского холма), Велия — холм между Палатином и Эсквилином, Фагутал-Карина (высота, на которой теперь стоит S. Pietro in Vincoli), Циспий и Оппий — две вершины Эсквилина, и Субура, западный склон последних и долина между ними (может быть вместо последней надо вставить часть Целия — Sucusa). Вопрос о составе Септимонтия остается, впрочем, спорным; неясно также, как возник Септимонтий — соединением ли общин, сидевших на отдельных вершинах, или расширением палатинской общины; вероятнее последнее. И предание, и топографические данные ясно говорят о существовании города, омываемого двумя ручейками (в долинах Velabrum и vallis Murcia) и занимавшего трапецеидальное плоскогорье, столь обычное в римской Кампанье и столь удобное для возникновения укрепленного центра. Жители общины, возникшей на Квиринале (collis Quirinalis или просто collis; отсюда название жителей общины — Collini), когда-то соединились с соседями (montani), и из этого соединения возник город, носящий в современной науке имя города четырех кварталов (urbs quattuor regionum). Три из них — regio Palatina, Esquilina и Suburana — принадлежали старому городу, четвертый составила новая община — regio Collina.

И об этом городе имеем мы лишь смутные воспоминания в позднейших религиозных обрядах. Главным свидетельством о его существовании является то, что сакральная граница города (померий) до времен Суллы обнимала лишь город четырех кварталов. Памятников этого периода жизни Рима не сохранилось; из памятников, упоминаемых преданием, к этому периоду обыкновенно относят святилища загадочных Аргеев, которые ежегодно в историческое время обходила торжественная процессия. Древнее происхождение процессии Аргеев, однако, оспаривается, и не без веских оснований. Город четырех кварталов топографически и стратегически не был цельным созданием; в его состав не входили такие важные в стратегическом отношении и тесно соединенные топографически с территорией древнего города пункты, как Капитолий и Авентин. Поэтому, вероятно, первая после соединения общин попытка серьезно укрепить город привела к расширению его территории, несоразмерному с количеством населения, но необходимому со стратегической точки зрения. Размеры этого нового укрепленного города нам точно известны, так как его укрепления частью сохранились и до нашего времени: это — так называемая Сервиева стена, построение которой римская историческая наука ошибочно приписывала царю Сервию. Римские историки называют семь царей. Первым был Ромул, о котором говорилось выше. Вторым — Нума Помпилий, который, в отличие от Ромула, правил мирно и дал Риму первые законы, причем его советницей была нимфа Эгерия. Третий царь — Тулл Гостилий, четвертый — Анк Марций, пятый — Тарквиний Древний, затем Сервий Туллий и Тарквиний Гордый. Он, согласно легендам, вступил на престол через труп убитого предшественника, правил жестоко, и в конце концов был изгнан из Рима (согласно римским историкам — в 510 году до нашей эры). После этого в Риме была установлена республиканская система правления, в которой решающую роль играл сенат и два консула, избиравшиеся на год.

Республиканский Рим

Город в тех размерах, в которых он был обведен Сервиевой стеной, существовал до позднереспубликанского времени и вступил в новую фазу развития только при Августе. Время возникновения стены нам неизвестно; предание, относящее ее к средине VI в. до н. э., несомненно неправильно. Стена возведена гораздо позднее, как доказывает сравнение ее с подобными же постройками в Лации. Крупные крепостные сооружения были необходимы только в промежутках между холмами, то есть между Авентином и Целием и между Целием и Эсквилином. Наиболее трудно было укрепить Рим с той стороны, где Эсквилин уходит в Кампанью в виде широкого плато: здесь возник частью сохранившийся и до нашего времени знаменитый agger — вал, представляющий действительно грандиозное сооружение (земляная насыпь в 15 приблизительно метров высоты и более километра длины была укреплена снаружи стеной 4-метровой толщины; перед стеной — ров в 30 м глубины и 9 м ширины). Изнутри вал также защищен был стеной и позднее пристроенным контрэскарпом. Со стороны Тибра укрепления доходили до самой реки, включая и часть берега реки, с единственным мостом древнего города. Многочисленные ворота  давали доступ в город. Важнейшие из них были: Капенские ворота, между Авентином и Целием, из которой выходила Аппиева дорога; porta Esquilina перед началом вала, из которой выходила via Tiburtina; Коллинские ворота, между Квириналом и Эсквилином, в конце вала, из которой вели дороги Nomentana и Salaria; porta Fontinalis на северо-западе, откуда шла на север via Flaminia, и, наконец, porta Trigemina, в два пролета, у реки, там, где шла к морю Остийская дорога. В пределах стены отдельные холмы имели свои специальные укрепления, например Палатин, остатки стен которого, современные остаткам Сервиевой стены, сохранились до нашего времени, и Капитолий, одна часть которого носила даже техническое имя arx (укреплен он был весь). Остатки укреплений сохранились и на других холмах, особенно на Квиринале. Существование этих укреплений объясняется тем, что на холмах были укрепления и раньше, а также тем, что они были необходимы и укрепленному городу, у которого не было естественного акрополя.

При создании укреплений город отнюдь не был густо заселен; окраины его были покрыты по большей части лесом, что опять-таки требовало укрепления отдельных холмов. Внутри Сервиевой стены развивается республиканский Рим, создаются его главнейшие артерии, возникают главные площади и общественные здания, главным образом храмы.

Центральной площадью делается долина между Палатином и Квириналом, площадь — forum κατ'έςογήν. Отсюда расходятся важнейшие улицы: via sacra, поднимающаяся к главной святыне Рима — храму Юпитера Капитолийского, — параллельно ей, у подножия Палатина, via nova и др. Другой важной площадью внутри города был скотский рынок — forum boarium, y Тибра, самая оживленная торговая часть города; по соседству, но вне стен города, в prata Flaminia, лежал овощной рынок — forum holitorium. По хребту старого города на Квиринале, параллельно друг другу шли две старые улицы: длинная (vicus longus) и патрициева (vicus patricius). На Авентине главной и самой старой улицей был clivus publicius, шедший от Тибра вверх к храму Дианы. На Тибре, с развитием города, возникают каменные мосты, сначала Эмилиев — pons Aemilius, а затем, через остров, два моста: Fabricius и Cestius. Общественные постройки республиканского Р. — почти все религиозного характера: храмы и храмики, curiae — места для собраний священных коллегий, жертвенники и алтари. Все это — не монументальные, богатые постройки, а скромные здания, с глиняными раскрашенными украшениями.

Количество храмов республиканского Рима доказывает глубокую религиозность римского народа; в каждой части города можно, на основании далеко неполного предания, насчитать по несколько крупных святилищ. Особенно богат был старыми культами, большей частью иноземного происхождения, скотский рынок. Здесь локализировалась легенда о пребывании Геракла в Италии (древняя ara maxima, посвященная Геркулесу, и круглый его храм неподалеку от алтаря). Здесь же находился храм древней триады Ceres, Liber, Libera, построенный, по преданию, в 496 г. Сохранившийся четырехугольный храмик несомненно республиканского времени — храм Портуна — не может быть идентифицирован ни с одним из названных в литературе храмов этой эпохи. Вне священных границ города нашли приют в гостеприимном для чужеземных богов Риме и латинская Диана на Авентине, и греческий Аполлон, в prata Elaminia, и соплеменный ему Меркурий в долине цирка, и Асклепий (Aesculapius) на острове Тиберина (в 291 г. до Р. Х.). Пленная Минерва (Minerva capta) из Фалерий поселилась на Целии, Минерва лекарша (medica) — на границе померия, у восточного склона Оппия.

Гораздо менее засвидетельствованы нам постройки светского характера республиканского времени, особенно те, которые принадлежат глубокой древности. Если оставить в стороне здание сената (curia), трибуну для речей (поздн. rostra) и место, где сидели иностранные послы (graecostasis) — здания, тесно связанные с политической жизнью Рима и поэтому относимые к седой древности, — то о других общественных постройках светского характера до III в. мы свидетельств не имеем. Нельзя назвать постройкой приспособление для зрелищ в долине между Авентином и Палатином (Circus Maximus). Только когда город вырос, когда у общины появились крупные средства, когда и частные лица приобрели большие состояния, началась в Риме эра общественных построек. Начало им положил Аппий Клавдий проведением первого водопровода через Авентин в торговую часть города (aqua Appia), в 312 г. Через 40 лет возникает новый водопровод (Anio vetus); 150 лет Р. довольствуется этими двумя, пока в конце второго и в первом веках не появляются, один за другим, три новых водопровода. Первое постоянное здание для зрелищ — Circus Flaminius — было выстроено только в 221 г., первые крытые рынки и места для собрания деловых людей и тяжущихся (базилики) — в начале второго века (basilica Porcia — в 184 г., basilica Tulvia — в 179 г., Sempronia — в 171 г.); может быть, еще раньше возник macellum — бойня и мясной рынок. С первым известным нам портиком — porticus Minucia (110 г.), на Марсовом поле — связываются, по-видимому, хлебные раздачи народу. Первый постоянный театр построен был только Помпеем.

Первоначально большие части городской территории покрыты были рощами; на холмах высились жилища-крепости знатных родов. С развитием демократии они исчезают, и Р. принимает все более и более городской вид. Главные улицы застраиваются домами и лавками; жилища, особенно у реки, быстро переходят за городскую черту, создавая предместья. Аристократия строит обширные дома с садами и парками; границы померия и стен становятся стеснительными. Рим начинает расти вверх, особенно в тех частях, где жил небогатый люд. Возникает тип домов, состоящих из отдельных квартирок (insulae); он господствует и в императорское время. Застраиваются, кроме долин, и склоны холмов. Особенно ценятся склоны Капитолия, Палатина и места, прилегающие к форуму. Общий вид города далеко не привлекателен: узкие, по большей части не мощеные улицы с недостаточной канализацией; на склонах холмов часто ступенчатые тропинки (semitae); улицы все больше и больше суживаются пристройками, главным образом лавок. Плохо построенные дома не раз рушатся, особенно во время частых разливов Тибра и пожаров. Современных аналогий этой стадии развития Рима найти нельзя; нынешние восточные города, походя на древний Рим во всем остальном, не имеют 4 и 5 этажных построек, столь характерных для скученного республиканского Рима. В эпоху республики практический ум римлянина направлен более всего на увеличение и выгодное помещение капитала; отсюда постройка наскоро, из наиболее дешевого материала и в возможно большее число этажей. Такой характер строительства был причиной постоянных жалоб населения на гнет квартирной платы, неудовлетворительного состояния города в санитарном и эстетическом отношении и страшной дороговизны мест под постройки. Политическая власть капитала не давала места реформам в этом направлении. В последние смутные годы республики большинству граждан было, притом, не до улучшении условий городской жизни, не до постройки новых общественных зданий и даже не до поддержания старых.

Имперский Рим до Септимия Севера

Первые проявления монархической идеи ведут за собой постепенное изменение города. Расширение померия Суллой и постройки Помпея предшествовали деятельности Цезаря и Августа. Целые городки, возникшие у Тибра, на Марсовом поле, за porta Capena, по Аппиевой дороге, необходимо должны были сделаться юридически частями города, в состав которого они фактически входили. Только таким путем можно было создать сносные условия жизни в центре города, отвлечь жизнь на окраины и предоставить более простора для общественных зданий в центре.

Цезарь воздвигает новое здание сената и кладет основание новой колоссальной базилике на западной стороне форума, названной его именем. Ему же принадлежит идея создать новую территорию для общественных зданий на Марсовом поле и соединить, рядом построек общественного и религиозного характера, старый город у форума с новым городом на Марсовом поле. Первая из этих тенденций нашла себе выражение в постройке портика для голосований на Марсовом поле (Saepta Julia), вторая — в создании искусственных площадей (fora), в сущности являющихся ничем иным, как периболами (дворами) вокруг центрального храма. Первой из них была Юлиева площадь с храмом Венеры-Прародительницы (Venus Genetrix), прародительницы Юлиев.

Полное осуществление планы Цезаря нашли только при Августе, созданием которого был новый город четырнадцати кварталов. Рим с этого времени теряет свой характер укрепленного города, пространство внутри Сервиевой стены окончательно застраивается, в пределы города входят и предместья. В состав города входят все Марсово поле и значительное пространство между Тибром и Аппиевой дорогой, далее большой квартал за Тибром. Другие предместья были гораздо меньших размеров. Улучшению санитарных условий города, как делу гораздо более трудному, Август мог положить только начало. Оно выразилось в увеличении количества водопроводов тремя новыми и особенно в урегулировании канализации города.

На Римском форуме, кроме реставрации и перестройки храмов, курии и Юлиевой базилики, Августу принадлежит постройка храма Цезарю и нового центра политической жизни Рима, перешедшей теперь на форум и сосредоточившейся вокруг новой народной трибуны, новых ростр. В pendant к Юлиевой площади возникла соединенная с нею топографически площадь Августа, с храмом Марса мстителя (Mars Ultor), чем сделан был новый шаг к соединению центра с Марсовым полем. На самом Марсовом поле вырастают новые храмы (например, Пантеон, в его первоначальной форме), появляются первые бани (Термы Агриппы), обширные портики, театры (Марцелла и Бальба). К постройкам религиозного характера относится и Алтарь Мира на Марсовом поле, выстроенный в честь побед Августа в Галлии и Испании. Личной идеей Августа в переустройстве города является создание на Палатине, рядом с реликвиями царского Рима, местопребывания новых владык — постройка дворца (Palatium), в связи с которым стоял храм Аполлона и древней Весты. 62 храма обязаны Августу своим восстановлением. Деление города на кварталы и создание особой полиции в лице пожарных (vigiles) содействовало общему упорядочению строительной деятельности и санитарных условий. Коренного изменения в общем характере Рима произойти, однако, не могло, и тип улиц вряд ли сильно изменился; разница была только та, что теперь частные дома богатых граждан получили больше простора, благодаря движению населения к окраинам; вероятно, и цены на земли в городе упали, с исчезновением капиталов, нажитых спекуляцией и с расширением городской территории: иначе трудно понять, откуда могли быть покрыты Августом колоссальные издержки на приобретение мест для его построек. Меняется при Августе и техника домостроительства; для монументальных построек пользуются преимущественно мрамором и травертином; прекратившаяся строительная горячка позволяет и частным владельцам обратить большее внимание на внешность своих жилищ.

Почти каждый из последующих императоров расширяет императорский дворец на Палатине. Калигула стремится соединить Палатин колоссальными сооружениями с форумом, специально с храмом Кастора, и с Капитолием, то есть с храмом Юпитера Капитолийского. Расширение сакральных границ Рима, то есть померия, сделано было и Цезарем, и Августом, но об их деятельности в этом направлении мы не имеем никакого понятия, между тем как аналогичная деятельность Клавдия засвидетельствована пограничными камнями.

Эпоху в жизни города составило правление Нерона, более, однако, в отрицательном, чем в положительном смысле. Ему косвенно или непосредственно обязан Рим тем, что в центре его появилось огромное пространство, свободное от построек. Возникло оно вследствие известного пожара, совершенно уничтожившего кварталы между Палатином и Эсквилином и сильно повредившего другие, особенно центральные части города. Сам Нерон хотел воспользоваться пожаром для осуществления своей идеи расширения палатинского дворца вплоть до Эсквилина, то есть для создания особого императорского города; но исполнению этой идеи было положено только начало, золотой дом Нерона далеко не был доведен до конца. Печальную картину представлял Рим во время смут, последовавших за смертью Нерона: ряд начатых построек золотого дома по соседству с опустевшим и обгорелым центром и разрушенным Капитолием, в уцелевших домах постои солдат, на улицах постоянные смуты и борьба.

Римский форум, в центре — колонны храма Сатурна, за ними триумфальная арка Септимия Севера

Только с утверждением на престоле династии Флавиев Рим оживляется и вновь поднимается из руин, на этот раз более красиво и целесообразно построенным. Ряд мер полицейского характера меняет вид улиц; о новой распланировке города нет речи, но новые дома имеют более благообразный вид: одной из мер Веспасиана было, например, обязательное снабжение каждого дома портиком, благодаря чему улицы получали вид крытых галерей. Свободным пространством после пожара Флавии воспользовались для своих монументальных построек. Веспасиан не мог сочувствовать идее нероновского золотого дома; территорией его он воспользовался для ряда колоссальных построек. В долине между Палатином и Эсквилином возник и теперь еще стоящий амфитеатр — Колизей, вокруг него — ряд построек служебного характера; недалеко оттуда, на Целии, вырос колоссальный храм, окруженный портиками и посвященный памяти божественного Клавдия. Веспасиан и в этом храме Клавдия, и в храме Мира, почти примкнувшем к форуму Августа, повторял идею императорских fora. Храм и форум Мира, возникший в связи с прежними площадями, но по направлению к Колизею, а не к Марсову полю, показывает, что Веспасиану желательно было связать центр города с территорией золотого дома. В том же направлении идет деятельность его преемников: Тит воздвигает рядом с Колизеем свои термы, Домициан связывает форум Мира с комплексом площадей первых императоров так называемой проходной площадью (forum transitorium), с храмом Минервы; постройку этой площади заканчивает Нерва.

Деятельность первых императоров блестящим образом довершает Траян; он окончательно связывает ряд императорских площадей с Марсовым полем своей колоссальной площадью (forum Traianum). Создание места для площади потребовало сноса склона Квиринала, препятствовавшего соединению низины форума с Марсовым полем; не меньше труда и затрат потребовало внутреннее украшение площади, в центре которой находились храм приемного отца Траяна и Колонна Траяна. С другой стороны Траян продолжал деятельность Флавиев: рядом с термами Тита возникают его термы, гораздо более колоссальных размеров и гораздо более богатые.

Главным созданием Адриана был Храм Венеры и Ромы на Велии, которым закончено было превращение центральной части города в ряд блестящих построек, связывавших форум с Марсовым полем с одной стороны и с площадью у Колизея — с другой. Судя по сохранившимся остаткам, промежутки между храмом Мира и храмом Венеры были заполнены зданиями общественного характера, может быть остатками Нероновского дома, на которых впоследствии возникла колоссальная базилика Константина. За Тибром Адриан выстроил себе мавзолей, существующий еще и теперь в виде крепости св. Ангела; там же возник в это время и новый цирк. Много крупных перестроек Адриан произвел на Палатине, особенно на склоне к форуму и на склоне к via Appia, где ему обязаны своим существованием стадий-палестра и прилегавшие к нему бани, входившие в комплекс новой части дворца. Пантеон, в том виде, в каком он теперь существует, возник всецело во времена Адриана: и ротонда, и купол принадлежат этому времени; об этом свидетельствуют кирпичные штемпели времени Адриана, преобладающие во всем здании. Те же штемпели находятся во множестве и в других зданиях. Деятельность кирпичных заводов Адриана была настолько широка, что целое поколение после него живет заготовленными им материалами. То же надо сказать и о привозных мраморах, наводнивших в это время доки на берегу Тибра.

Деятельность Антонина и Марка Аврелия не ознаменовалась выдающимися постройками; последнему принадлежит только погребальное место династии Антонинов около колонны, воздвигнутой в честь Антонина, и pendant к Траяновой колонне (так называемая Колонна Марка Аврелия). В правление Коммода произошел разрушительный пожар 191 года, потребовавший при Септимии Севере ряда восстановлений и исправлений. В своей монументальной деятельности Септимий следовал Адриану. Все постройки последнего в северо-восточном углу Палатина выросли вверх: и стадий, и прилегавший дворец. У подножия Палатина возникло колоссальное декоративное здание Септизония, а также термы Севера, вероятно незначительных размеров; до нас от них ничего не сохранилось. Импонирующие руины свидетельствуют о великолепии и колоссальных размерах терм Каракаллы в той же части города. Север и Каракалла были последними императорами, строительная деятельность которых сильно изменила физиономию Рима; после них если и возникает новое, то оно только пополняет или скорее переполняет строительную деятельность первых веков империи, не создавая ни новых архитектурных форм и даже не достигая оригинальных эффектов новым применением старых форм. Рим в эту эпоху вполне оправдывал те гимны, которые пелись его великолепию. Если постройки его и не отличались красотой деталей, то они поражали колоссальностью и декоративностью. Даже грубоватые детали терм Каракаллы в надлежащем освещении и на надлежащем расстоянии декоративно безупречны. Декоративный блеск вызывался главным образом материалом: разноцветными мраморами античных зданий жила строительная деятельность пап, бронза памятников служила предметом грабежа начиная с V до XVI вв.; наконец, памятники искусства наполняют собой и до сих пор сотни общественных и тысячи частных собраний.

При Севере на внутренней стене Храма Мира была размещена подробная карта города—Forma Urbis Romae, фрагменты которой были найдены в 1562 году антикваром и скульптором Джованни Антонио Дозио близь Базилики Косьмы и Дамиана и помещены в Капитолийские музеи.
Монументальный характер придавала Риму масса общественных построек. Наиболее характерными для Рима являются следующие архитектурные формы, повторявшиеся и варьировавшиеся на массу ладов. Во-первых, так называемые императорские площади, то есть храмы с большим периболом со множеством почетных памятников и произведений искусства: статуй, и конных, и пеших, и на колесницах; колонн — простых и с изображениями; бюстов в нишах; жертвенников и алтарей; изображений богов, по большей части греческого происхождения, и т. д. Здесь, на этих площадях, сидели императорские чиновники в своих канцеляриях; здесь же помещались архивы и библиотеки. Под понятие императорской площади подходит и ряд зданий, не носивших этого технического имени; тот же характер имеют многие храмы, например храм Аполлона на Палатине — настоящий музей произведений греческого ваяния, рядом с которым имелась обширная библиотека, — храм Венеры и Ромы на Велии, храм Клавдия на Целии и другие; и Капитолий был в сущности выразителем той же архитектурной формы. Близко подходили к ней и многочисленные портики, наполнявшие в особенно большом числе Марсово поле. Это — такие же площади, только без центрального храма; здесь также помещались канцелярии и другие общественные учреждения, а иногда и торговые заведения. Эти портики и площади можно считать дальнейшим развитием той идеи, которая осуществлена была в республиканской базилике; недаром между базиликами Августа и Константина лежит только одна базилика Траяна, составная часть его форума. Портики часто входили в состав комплекса зданий, соединенных с театрами. Число последних со времени Августа не увеличилось; продолжали существовать все те же три — Помпея, Марцелла и Бальба, все на Марсовом поле. Увеличилось число других зданий для зрелищ: постоянно расширялся большой цирк, поднимаясь все дальше и дальше по склонам холмов; под конец своего существования он вмещал колоссальное число зрителей, сильно утрированное, однако, в литературном предании. Рядом с ним продолжал существовать Фламиниев цирк и возникали за Тибром цирки Калигулы и Адриана. Греческие упражнения нашли себе приют в стадии Домициана на Марсовом поле. Только избранная публика имела доступ в дворцовый стадий на Палатине. Гладиаторские игры устраивались в большом амфитеатре Флавиев; для гвардии существовал особый амфитеатр, в восточной окраине города (amph. Castrense). Для морских гладиаторских боев был устроен ряд навмахий, все почти за Тибром; точнее известна одна из них, вырытая Августом. Чем-то новым в архитектуре древнего мира были и императорские термы, как по соединению обычных греко-римских банных помещений с музеями, библиотеками, палестрами, так и по исполнению. Такое соединение вызвало к жизни громадные здания, где римская архитектура, с ее сводами и куполами, покрывающими колоссальные пролеты, нашла наиболее полное развитие. По всему Р. раскинулись эти термы: на Марсовом поле — термы Агриппы и Нерона, на Квиринале — Константина, на Виминале — Диоклетиана, у Эсквилина — Тита и Траяна, у Авентина — Севера и Каракаллы, все больше на окраинах города, так как там только можно было найти необходимое пространство для этих великанов. Не уступали в великолепии общественным зданиям и многие частные дома знатных людей, стекавшихся в центр империи. Особенное значение для общего характера города имели, однако, не столько эти дома, сколько сады императоров и частных людей — городские виллы, покрывавшие все окраины города, особенно соседний Марсовому полю холм садов (collis hortorum, ныне Monte Pincio). Их легче всего представить себе путем сравнения их с подгородными и загородными виллами, например виллой Адриана или виллами знати Возрождения: то же богатство воды в фонтанах, нимфеях, гротах, та же подрезанная зелень, те же десятки павильонов и других мелких зданий, возникавших по капризу владельцев. Наряду с блестящими общественными и частными зданиями продолжал царствовать в Р. прежний тип многоэтажных домов с сотнями отдельных квартир, где ютился бедный и средний класс. Нижние этажи заполнялись лавками, мастерскими, кабачками и т. п. заведениями. Все это было широко открыто на улицу, все делалось на виду у проходящих, как и теперь, например, в Неаполе. Улицы оставались узкими, тесными и грязными, хотя безобразиям республиканского Р. и был положен конец. Все улицы вымощены, некоторые регулированы, везде правильная канализация, везде обилие воды, которую несут в город 19 водопроводов. Улицы обрамлены портиками; от времени до времени возвышаются над ними мраморные триумфальные арки, образцами которых служат для нас арки Тита, Константина, Севера. Сотни частных бань удовлетворяют потребностям, для которых недостаточными оказываются термы. Оживленная торговая и деловая жизнь продолжает кипеть на рынках и особенно на берегу Тибра, где один за другим вырастают императорские и частные склады и магазины; здесь выгружают все то, что шлют в Р. провинции, особенно Восток — Египет, Сирия, Малая Азия, Индия. Главную роль играют хлебные склады, где хранились запасы для прокормления римской черни; рядом с ними огромное пространство занимали склады мрамора и строительных материалов (теперь marmorata). Сотни магазинов имелись для других предметов; так, например, в horrea (для бумаги и для перца) заняты были тысячи рабочих и около них возникает особый большой рабочий квартал. Здесь Тибр служит главной торговой артерией; выше он отделяет новый, затибрский квартал от старого города; через него перекинуто 8 мостов, из которых императорами построены мосты Aurelius (Марк Аврелий), Aelius (Адриан) и Probi (Проб). За пределами города, по главным дорогам, раскинулись гробницы богатых и бедных людей и виллы горожан.

 
Центры Италии
Курорты Италии
Места Италии
Поиск отеля в Италии
Дата заезда

Дата отъезда

Города Италии
Курорты Италии